Рациональное и интуитивное. Что объединяет и зачем человеку творческие способности?

«Безоговорочно несомненное, ясное, как солнце… только чувственное»

Фейербах Л.

Интуиция понималась также и как инстинкт. Большое значение проблеме интуиции придавал А. Бергсон. Он, в частности, обратил внимание на философскую интуицию, посвятив ей специальную работу (вышла на русском языке в 1911 г.). Интуицию он связал с инстинктом, с познанием живого, изменчивого, с синтезом, а логическое — с интеллектом, с анализом. По его мнению, логика торжествует в науке, которая имеет своим предметом твердые тела.

Интуиция понималась также и как скрытый, бессознательный первопринцип творчества (З.Фрейд).

В некоторых течениях зарубежной философии (интуитивизм и др.) интуиция трактуется и как божественное откровение, как всецело бессознательный феномен, несовместимый с логикой и жизненной практикой, опытом.

Рациональное – это логически обоснованное, систематизированное универсальное знание предмета. Т.е. способность четко и понятно на  вербальном уровне, передавать знания другому.

Иррациональное имеет два смысла: негативный и позитивный.

В негативном смысле оно есть то явление, которое на данном этапе познания остается для познающего чем то темным, ещё не познанным. Сведения о любом предмете подвергаются рациональной обработке.

Подобное иррациональное —  постоянный спутник рационального. Даже наука, используя средства познания превращает непознанное в рациональное выстраивая логически непротиворечивые системы понятий.

Итак, иррациональное в негативном смысле – это объект познания, который поначалу предстаёт как искомое, неизвестное. В процессе познания субъект превращает его в понятное, логически выраженное, всеобщее знание.

Стремление познать иррациональное побуждает разум к деятельности,  постоянно ставя разум в ситуацию, когда он вправе сказать: «Я знаю, что я ничего не знаю». В такой ситуации начинает развиваться саморефлексия разума над собственной деятельностью.

Отношение рационалиста и иррационалиста к знанию прямо противоположно. Рационалист убежден, что получив рациональное знание о предмете, он познал сущность предмета. Со своей стороны иррационалист утверждает, что знание не дает и в принципе не может дать знание сущности предмета и мира в целом. Оно служит только для цели ориентации человека в окружающей среде. Так, компас в руках путника необходим, когда он идёт по незнакомой местности. Но ведь компас не может дать нам описание, а тем более характеристику этой местности. Так и рациональное знание есть только поводырь в мире, который ему известен в самых общих чертах.

Во втором смысле иррациональное это, то, что не может быть познано в принципе, оно может быть только названо, прочувственно, но не выражено на уровне понятий.

Итак, иррациональное в первом смысле то, что ещё предстоит познать. Иррациональное во втором смысле – то, что не может быть познано. И здесь пути рационалиста и иррационалиста расходятся, и начинается противостояние двух систем познания.

В процессе познания наряду с рациональными операциями и процедурами участвуют и нерациональные. Нерациональные процедуры и операции производятся различными участками мозга, которые действуют независимо от воли и сознания чело­века.

В чем же специфика нерациональных механизмов познания?

 Зачем они нужны, какую роль играют в процессе познания?

Для ответа на эти вопросы нам нужно выяснить, что такое интуи­ция и творчество.

В реальной жизни люди сталкиваются с быстро меняющимися ситуациями. Поэтому наряду с решениями, основанными на обще­принятых нормах поведения, им приходится принимать нестан­дартные решения. Такой процесс обычно и называется творчеством.

Очевидно, что возможность к творчеству представляет собой особую систему организованных и взаимосвя­занных операций, осуществляемых различными участками мозга. Это обеспечивает необычайную возможность переработки новой информации. Особую роль здесь играет память, то есть хранение ранее полученной информации.

В каком же соотношении находятся рациональный и твор­ческий процессы в практической деятельности?

Деятельность людей целесообразна.

Для достижения определенной цели приходится решать ряд задач. Одни из них могут быть решены с помощью типовых рациональных приемов.

Для решения других требуется создание или изобретение нестан­дартных, новых правил и приемов. Это происходит, когда мы стал­киваемся с принципиально новыми ситуациями, не имеющими точных аналогов в прошлом.

Вот здесь-то и необходимо твор­чество. Оно представляет собой механизм приспособления чело­века в бесконечно разнообразном и изменчивом мире, механизм, обеспечивающий его выживание и развитие.

 

 Творчество не противоположно рациональности, а является ее естественным и необходимым дополнением. Одно без другого просто не могло бы существовать. Творчество, протекая подсознательно или бессоз­нательно, не подчиняясь определенным правилам и стандартам, в конечном счете, на уровне результатов может быть объединено с  рациональной деятельностью.

 

Любой человек в той или иной мере обладает творческими спо­собностями, то есть способностями к формулировке проблем, выработке новых приемов дея­тельности, овладению новыми знаниями.